«Путешествие Джованни Дель Плано Карпини» География пути.

Еще одним западным (католическим) источником является  Джованни Дель Плано Карпини «История Монголов, которых мы называем Татарами».

 В этой статье мы попробуем разобраться лишь с географией, но для начала напомним  один очень важный момент! Истинное название этого произведения «Historia Mongalorum quos nos Tartaros appellamus», если перевести правильно, то получится «История Монгалов, которых мы Тартарийцами называем».

Карпини:

«ГЛАВА ПЕРВАЯ

О положении земли Татар, ее качестве и распределении в ней воздуха

О земле мы предположили рассуждать следующим образом: во-первых, мы скажем об ее положении, во-вторых, о качестве, в-третьих, о распределении в ней воздуха.

§ I. O положении земли

Итак, вышеназванная земля расположена в той части востока, в которой, как мы полагаем, восток соединяется с севером. К востоку же от них расположена земля Китайцев, а также Солангов, к югу земля Саррацинов, к юго-западу расположена земля Гуиров, с запада область Найманов, с севера земля Татар окружена морем океаном. В одной своей части она чрезмерно гориста, в другой представляет равнину, но почти вся она смешана с хрящом, редко глиниста, по большей части песчана.»

Комментарий:

Восток соединяется с севером, любопытный факт. Но, как китайцы оказались к востоку от монголов? Почему-то историки считают Солангов жителями Кореи. Хотя по запросу Яндекс карт самое большое число топонимов Саланга выходит в Кемеровской обл. и Хакассии. А если вы читали предыдущую статью, где Рубрук попал в Караганду, то Соланги оказываются как раз восточнее. Гуиров считают уйгурами, а прародину располагают на территории современного Китая. Но, если взглянуть на страничку Википедии повнимательнее, то видим, что больше всего их в Казахстане. Википедия: «Найманы (от монг. найман «восемь») — средневековый монгольский народ по мнению большинства учёных. В настоящее время найманы известны в составе монголов, казахов, каракаллпаков, киргизов, ногайцев и узбеков». Как вам теория происхождения названия народа от числительного? Народ «восьмеречники» или народ «двоечники» :) И как только монгольская восьмерка просочилась в тюркские топонимы и фамилии? (Казахстан, Алматы, улица Найманбаева; Турция, Стамбул, Кючюкчекмедже, Халкалы Меркез, Найман Сокак.)

Вероятнее все эти этносы имеют тюркское происхождение.

На юге земля Саррацин но для Монголии на юге Китай! Странная география выходит.

 Но есть еще одна версия лучше согласующуяся с нашей попыткой реконструкции истории.

Напомним, под  китайцами в то время подразумевались Каракитаи. Их расположение можете уточнить по Википедии. Соланги это конечно не корейцы, как бы на этом не настаивали авторитетнейшие из мужей! Сарацины строго говоря не национальность, но область их тоже хорошо известна. Гуиров считают за уйгуров, но следует отметить, что с обозначением «гур» («гир», «угр») больше связаны «угры» они же по нашей версии гунны, булгары. Напомним текст Иордана:

«А там и гунны, как плодовитейшая поросль из всех самых сильных племен, закишели надвое разветвившейся свирепостью к народам. Ибо одни из них зовутся альциагирами, другие – савирами, но места их поселений разделены: альциагиры – около Херсоны, куда жадный купец ввозит богатства Азии; летом они бродят по степям, раскидывая свои становища в зависимости от того, куда привлечет их корм для скота; зимой же переходят к Понтийскому морю. Хунугуры же известны тем, что от них идет торговля шкурками грызунов; их устрашила отвага столь многочисленных мужей.»

По-поводу найманов, официальная версия соотносит их с монгольским племенем, но если задуматься, то это най-ман, где ман есть мен(мэн)-человек. Согласно с нашей расшифровкой легенды можно предположить такой вариант образования слова найман. Не секрет, что при проходе слова «норман» через язык с отсутствующим звуком «р» оно может превратиться в «нойман», гласная «о» или «а», сами понимаете, суть одно и то же.

Что же выходит? С востока каракитаи и загадочные соланги, с запада норманны, с севера океан, на юге сарацины, югозападе венгры (угры). Куда мы попадаем? Не трудно догадаться, что учитывая значительные неточности в географии, мы все же ни как в Монголию не попадем.

Карпини:

«§ II. O качестве земли

В одной части земли находится несколько небольших лесов, другая же часть совершенно безлесная, пищу же себе варят и сидят [для тепла] как император, так вельможи и все другие люди при огне, разведенном из бычачьего и конского навоза. Далее даже и сотая часть вышеназванной земли не плодородна, и она не может даже приносить плода, если не орошается речными водами. Но вод и ручьев там немного, а реки редки, откуда там нет селений, а также и каких-нибудь городов, за исключением одного, который слывет довольно хорошим и называется Каракарон, но мы его не видели, а были почти за полдня пути до него, когда находились в Сыр-орде, каковая является главным двором их императора. И хотя в других отношениях земля не плодородна, она все же достаточно, хотя и не особенно, пригодна для разведения скота.»

Комментарий:

Иногда пытаясь осмыслить этот текст, некоторые авторы не сторонники официального взгляда, относящего Сыр-орду куда-то в Монголию, приравнивают Сырдарью к Сыр-орде. Если взглянуть на текст мы видим явное сочетание тюркских топонимов Каракарон и Сыр-орда. Они конечно сильно исковерканы, но Кара=черный, а Сыр(сур)=серый. Кстати, Карадарья (кара=черная, дарья=река) сливаясь с Нарын дают Сырдарью (серую реку). Отметим, что в официальной версии известны и другие «цветные орды», синяя, белая. Вполне вероятно, что Сыр-орда это все же серая орда.

Но, вдумаемся в суть описания. Речь идет явно о территориях вокруг Аральского моря. Вспомним, что и Рубрук описывает те же места.

Карпини:

«§ III. О распределении воздуха

Воздух в этой земле распределен удивительно. Именно среди лета, когда в других странах обычно бывает в изобилии наивысшая теплота, там бывают сильные громы и молнии, которые убивают очень многих людей. В то же время там падают также в изобилии снега. Бывают там также столь сильные бури с весьма холодными ветрами, что иногда люди едва с затруднением могут ездить верхом. Отсюда, когда мы были в Орде (так называются у них становища императора и вельмож), то от силы ветра лежали распростертые на земле и вследствие обилия пыли отнюдь не могли смотреть. В этой земле также зимою никогда не бывает дождя, а летом идет он часто и так мало, что едва может иногда смочить пыль и корни трав. Падает там также часто очень крупный град. Отсюда в то время, когда был избран император и должен был воссесть на царском престоле, в бытность нашу при дворе, выпал столь сильный град, что когда он внезапно растаял, как  мы узнали вполне достоверно, более 160 человек утонуло там же при дворе, а имущества и жилищ было снесено еще больше. Там бывает также летом внезапно сильный зной и неожиданно страшнейший холод. Зимою же в одной части выпадают сильнейшие снега, а в другой – неглубокие.

И чтобы сделать краткое заключение об этой земле, она велика, но в других отношениях, как мы видели собственными глазами (так как странствовали по ней, ездя кругом, пять месяцев с половиной), гораздо хуже, чем мы могли бы высказать.»

Комментарий:

 Это описание относится явно к различным территориям, что четко указывает на компиляцию различных рассказов реальных путешественников, которые в том числе сталкивались и с резко континентальным климатом, бывшим им в диковину. Само построение произведения Карпини указывает на отсутствие реального путешествия. По всему тексту идет нить пропаганды страха перед угрозой нападения врага с востока, а также воодушевления будущих воинов тем, что тартарийцы, хоть и жители ада, но победимы. Это политическое произведение! А не описание путешественника. Но что бы хоть как-то походить на путешествие была добавлена последняя глава.

Карпини:

«Глава последняя

О тех областях, через которые мы проехали, и об их положении, о дворе императора татар и его князей и о свидетелях, которые нас там нашли

Сказав, как надлежит встретить их на войне, скажем напоследок о пути, который мы свершили, о положении земель, через которые проехали, о порядках двора императора и его князей и о свидетелях, которые нашли нас в земле татар.»

Комментарий:

Ну конечно, если тебе необходимо доказать, что ты там был, потребуются свидетели!!! Но зачем кому-то что-то доказывать?

Карпини:

«I. О пути, который мы совершили, и о положении земель, через которые проехали

1. Когда мы уже вознамерились, как сказано выше, отправиться к татарам, мы прибыли к королю Богемскому. Когда мы спросили у него совета, так как этот государь был благосклонен к нам издавна, какая дорога лучше для нашего путешествия, он ответил, что, как ему казалось, лучше было бы поехать через Польшу и Руссию, ибо в Польше у него были родственники, с помощью которых мы могли бы выехать в Руссию. И, дав нам грамоту и хороших провожатых, он приказал также давать продовольствие по его землям и городам, пока мы не приедем к князю Силезии Болеславу, его племяннику, который был нам также знаком и близок.

2. Он также дал нам свою грамоту, надежных провожатых и продовольствие по своим поместьям и городам, пока мы не приехали к князю Ланцискому Конраду. В это время, по споспешествующей нам милости Божией, туда прибыл господин Василько, князь Руссии, от которого мы полнее узнали о настроении татар. Именно он посылал туда своих послов, которые вернулись к нему и брату его, Даниилу, с охранной грамотой для проезда к Бату для господина Даниила. Василько сказал нам, что если мы захотим поехать к ним, то нам следует иметь великие дары для раздачи им, так как они требовали их с большою надоедливостью, а если их не давали, то – что вполне правдиво – посол не мог соответственно исполнить своих дел; мало того, он, так сказать, не ценится ни во что. Мы же, не желая, чтобы дело Господина Папы и Церкви встречало вследствие этого затруднение, приказали купить на то, что нам было дано как милостыня и для поддержания жизни, несколько шкур бобров, а также иных различных животных. Князь Конрад и княгиня Краковская, некие воины и епископ Краковский, узнав это, подарили нам также еще больше этих шкур. Также князь Конрад, сын его и епископ Краковский очень усердно просили вышеупомянутого Василько, чтобы он помог нам, насколько мог, в переезде к татарам; он ответил им, что охотно это сделает.

3. Отсюда он повез нас в свою землю. И так как он задержал нас на несколько дней на своем иждивении, чтобы мы несколько отдохнули, и, по нашей просьбе, приказал явиться к нам своим епископам, то мы прочли им грамоту Господина Папы, в которой тот увещевал их, что они должны вернуться к единству святой матери Церкви; мы также увещевали их и даже склоняли к тому же самому, насколько могли, как князя, так епископов и всех других, которые собрались. Но, так как в то время, когда вышеупомянутый князь поехал в Польшу, его брат, князь Даниил, поехал к Бату и его не было налицо, то они не могли дать решительный ответ, и нам для окончательного ответа надлежало ждать возвращения Даниила.

4. После этого вышеназванный князь послал с нами до Киева одного служителя. Тем не менее все же мы ехали постоянно в смертельной опасности из-за литовцев, которые часто и тайно, насколько могли, делали набеги на землю Руссии и особенно в тех местах, через которые мы должны были проезжать; и так как большая часть людей Руссии была перебита татарами или отведена в плен, то они поэтому отнюдь не могли оказать им сильное сопротивление, а со стороны самих русских мы были в безопасности благодаря вышеназванному служителю. Отсюда, по споспешествующей милости Божией и избавившись от врагов креста Христова, мы прибыли в Киев, который служит столицею Руссии; прибыв туда, мы имели совещание о нашем путешествии с тысячником и другими знатными лицами, бывшими там же. Они нам ответили, что если мы поведем в Татарию тех лошадей, которые у нас были, то они все могут умереть, так как лежали глубокие снега, и они не умели добывать копытами траву под снегом, подобно лошадям татар, а найти им для еды что-нибудь другое нельзя, потому что у татар нет ни соломы, ни сена, ни корму. Поэтому мы после совещания решили оставить их там с двумя слугами, которые должны были охранять их. Вследствие этого нам надлежало дать подарки тысячнику, чтобы заслужить его милость для получения себе подвод и провожатых. Прежде чем попасть в Киев, мы смертельно заболели в Данилове; тем не менее все же мы приказали, несмотря на сильную стужу, везти себя на повозке по снегу, чтобы дело христианства не могло испытать препятствия.

5. Итак, устроив все эти дела в Киеве, на второй день после праздника Очищения Нашей Владычицы (4 февраля), мы на лошадях тысячника и с провожатыми поспешно направились из Киева к иным варварским народам. Мы прибыли к некоему селению по имени Канов, которое было под непосредственной властью татар. Начальник же селения дал нам лошадей и провожатых до другого селения, начальником коего был алан по имени Михей, человек, преисполненный всякой злобы и коварства. Именно он сам послал против нас в Киев некоторых своих телохранителей, дабы ложно сообщить нам от имени Коренцы, чтобы мы считались послами и чтобы явились к нему. И хотя это неправда, он делал это для того, чтобы иметь возможность извлечь от нас дары. Когда же мы добрались до него, он выказал себя очень недоступным к нам и никоим образом не хотел нас провожать, если мы не посулим ему подарков; мы же, видя, что иначе не можем подвинуться далее, посулили дать ему несколько подарков, и, хотя мы давали ему то, что нам казалось соответственным, он не хотел брать, если мы не дадим ему большего. В силу этого нам пришлось прибавить согласно с его желанием, а кое-что он утащил у нас коварно, воровски и злобно.

6. После этого мы выехали вместе с ним в понедельник Четыредесятницы (19 февраля), и он проводил нас до первой заставы татар. И когда в первую пятницу после дня Пепла (23 февраля) мы стали останавливаться на ночлег при закате солнца, на нас ужасным образом ринулись вооруженные татары, спрашивая, что мы за люди. А когда мы ответили, что мы послы Господина Папы, то они тотчас удалились, получив от нас кое-что из съестного. С наступлением утра, когда мы встали и подвинулись несколько вперед, нам выехали навстречу их старейшины, бывшие на заставе, спрашивая, зачем мы едем к ним и какое имеем поручение. Мы ответили им, что мы послы Господина Папы, который является господином и отцом христиан. Он посылает нас как к царю, так к князьям и ко всем татарам потому, что ему угодно, чтобы все христиане были друзьями татар и имели мир с ними; сверх того, он желает, чтобы татары были велики на небе перед Господом. Поэтому Господин Папа увещевает их как через нас, так и своей грамотой, чтобы они стали христианами и приняли веру Господа нашего Иисуса Христа, потому что иначе они не могут спастись. Кроме того, он поручает передать им, что удивляется такому огромному избиению людей, произведенному татарами, и главным образом христиан, а преимущественно венгров, моравов и поляков, которые подвластны ему, хотя те их ничем не обидели и не пытались обидеть. И так как Господь Бог тяжко разгневался на это, то Господин Папа увещевает их остерегаться от этого впредь и покаяться в совершенном. Еще мы сказали, что Господин Папа просил, чтобы они отписали ему, что хотят делать вперед и каково их намерение, и чтобы о своем вышесказанном они ответили ему своей грамотой. Выслушав причины и поняв указанное выше, они сказали, что, касательно этих речей, хотят дать нам подводы и провожатых к Коренце и тотчас попросили даров, что мы и исполнили, ибо нам приходилось принуждение обращать в желание.

7. Итак, дав подарки и получив для подвод лошадей, с которых слезли они сами, мы поспешили с их провожатыми отправиться к Коренце. Сами они, однако, предварительно послали к вышеназванному вождю вестника на быстром коне, чтобы передать ему те слова, которые мы им сказали. А этот вождь является господином всех, которые поставлены на заставе против всех народов Запада, чтобы те случайно не ринулись на них неожиданно и врасплох; как мы слышали, этот вождь имеет под своею властью шестьдесят тысяч вооруженных людей. Когда же мы добрались до него, он приказал нам поставить ставки вдали от него и послал к нам своих рабов-управителей спросить у нас, чем мы ему хотим поклониться, то есть какие хотим дать подарки. Мы ответили, что Господин Папа не послал никаких даров, так как не был уверен, что мы можем добраться до татар. Сверх того, мы ехали по очень опасным местам из-за страха пред литовцами, которые часто рыщут по дорогам от Польши до земли татар и через страну которых мы проехали; но все же мы почтим его, как сможем, из того, что у нас есть по милости Божией и Господина нашего Папы. И хотя мы дали ему очень много, но ему этого показалось недостаточно, и через третьих лиц он попросил больше, обещая, что, если мы исполним его просьбу, он прикажет проводить нас с почетом; нам надлежало согласиться на это, раз мы хотели остаться в живых и привести к надлежащему осуществлению приказ Господина Папы.»

Коментарий:

Итак, литовцы рыщут по дорогам от Польши до земли тартарийцев! Интересно отметить, что деревня Коренцы имеется в Псковской области. И именно на пути из Польши в Псков и расположена Литва. Что-то складывается впечатление Карпини не туда поехал! Сторонники официальной истории могут возразить, что речь идет о жителях Великого княжества Литовского. Однако, согласно их версии в год путешествия Карпини 1246, территория его не доходила до черноморского побережья. Но, да ладно все же, «путешественник» из Киева выезжает 4 февраля а 23-го встречает тартарийцев.

Карпини:

«8. Взяв дары, они повели нас к орде, или палатке его, и научили нас, чтобы мы трижды преклонили левое колено пред входом в ставку и бережно остереглись ступить ногой на порог входной двери. Мы тщательно исполнили это, так как смертный приговор грозит тем, кто с умыслом попирает порог ставки какого-нибудь вождя. Когда мы вошли, нам надлежало, в присутствии вождя и всех других старейшин, которые были нарочно для того приглашены, сказать, преклонив колена, то, что мы сказали выше. Мы поднесли ему также грамоту Господина Папы; но так как наш толмач, которого мы за плату взяли из Киева, не был в состоянии удовлетворительно истолковать смысл грамоты, а другого пригодного толмача не было, то поэтому они не могли уразуметь ее содержание. После этого нам дали лошадей и трех татар, которые были десятниками, а один – человек Бату, чтобы отвезти нас с возможною поспешностью к вышеназванному вождю. А этот Бату наиболее могуществен по сравнению со всеми князьями татар, за исключением императора, которому он обязан повиноваться.

9. В понедельник же после первого воскресенья Четыредесятницы ( 26 февраля) мы поспешно отправились в путь к нему, и, проезжая столько, сколько лошади могли пройти вскачь, так как обыкновенно у нас бывали свежие лошади три или четыре раза всякий день, мы ехали с утра до ночи, а, кроме того, весьма часто и ночью, но не могли добраться до него ранее среды Страстной недели (4 апреля). Ехали же мы через всю страну команов, представляющую собой сплошную равнину и имеющую четыре большие реки: первую – Днепр (Neper), возле которой, со стороны Руссии, кочевал Коренца, а с другой стороны по тамошним степям кочевал Мауци, который выше Коренцы; вторую – Дон, у которой кочует некий князь по имени Картан, женатый на сестре Бату; третью – Волгу, эта река очень велика, у нее переходит с места на место Бату; четвертая называется Яик (Jaec), у нее переходят с места на место два тысячника, один с одной стороны реки, другой с другой стороны. Все они зимою спускаются к морю, а летом по берегу этих самых рек поднимаются на горы. Море же это есть Великое море, из которого выходит рукав Св. Георгия, текущий в Константинополь. На Днепре же мы в течение многих дней ехали по льду. Эти реки велики и преисполнены рыбами, а особенно Волга; эти реки впадают в море Греции, именуемое Великим морем. По берегам этого моря мы в очень многих местах с большой опасностью в течение многих дней проезжали по льду, ибо оно хорошо замерзает на три левки от берега. Но прежде чем нам попасть к Бату, двое из наших татар поехали вперед, чтобы передать ему все слова, которые мы сказали у Коренцы.»

Коментарий:

С географией у Карпини вообще туго! Все реки впадают в Черное море, и Волга и Яик.

Карпини:


«10. Когда же мы стали добираться до Бату, то нас с удобством поместили в пределах земли команов на одну левку расстояния от его ставок. Когда же нас должны были отвести к его двору, то нам было сказано, что мы должны пройти между двух огней, чего нам не хотелось делать в силу некоторых соображений. Но нам сказали: «Идите спокойно, так как мы заставляем вас пройти между двух огней не по какой другой причине, а только ради того, чтобы, если вы умышляете какое-нибудь зло против нашего господина или если случайно приносите яд, огонь унес все зло». Мы ответили им: «Мы пройдем ради того, чтобы не подать на этот счет повода к подозрению». И когда мы добрались до орды, то его управляющий по имени Елдегай спросил нас, чем мы желаем поклониться, то есть какие дары желаем дать ему. Мы ответили ему так, как раньше сказали Коренце, а именно, что Господин Папа не посылал даров, а мы желаем почтить его, как можем, из того, что по милости божьей и Господина Папы имели на продовольствие. По вручении и принятии подарков управляющий Бату по имени Елдегай спросил у нас о причине нашего прибытия. Мы высказали ему те же самые причины, которые раньше сказали Коренце.

11. Выслушав причины, нас ввели в ставку, после предварительного преклонения и выслушания, напоминания о пороге, как о том сказано выше. Войдя же, мы произнесли свою речь, преклонив колена; произнеся речь, мы поднесли грамоту и просили дать нам толмачей, могущих перевести ее. Их дали нам в день Великой пятницы, и мы вместе с ними тщательно переложили грамоту на письмена русские и сарацинские и на письмена татар; этот перевод был представлен Бату, и он читал и внимательно отметил его. Наконец, нас отвели обратно к нашей ставке, но нам не дали никакой пищи, кроме как один раз, в первую ночь по приезде в чашке немного пшена.

12. А этот Бату живет с полным великолепием, имея привратников и всех чиновников, как и император их. Он также сидит на более возвышенном месте, как на троне, с одною из своих жен; другие же, как братья и сыновья, так и иные младшие, сидят ниже посредине на скамейке, прочие же люди сзади их на земле, причем мужчины сидят направо, женщины налево. Шатры у него большие и очень красивые, из льняной ткани, раньше принадлежали они королю Венгерскому. Никакой посторонний человек не смеет подойти к его палатке, кроме его семейства, иначе как по приглашению, как бы он ни был велик и могуществен, если не станет случайно известным, что на то есть воля самого Бату. Мы же, высказав свое дело, сели слева, так именно поступают все послы при езде туда; а при возвращении от императора нас всегда сажали справа. На средине, вблизи входа в ставку, ставят стол, на котором ставится питье в золотых и серебряных сосудах, и ни Бату, ни один татарский князь не пьют никогда, если пред ними не поют или не играют на гитаре. И когда он едет, то над головой его несут всегда щит от солнца или шатерчик на копье, и так поступают все более важные князья татар и даже жены их. Вышеупомянутый Бату очень милостив к своим людям, а все же внушает им сильный страх; в бою он весьма жесток; он очень проницателен и даже весьма хитер на войне, так как сражался уже долгое время.

13. В день же Великой субботы нас позвали к ставке, и к нам вышел раньше упомянутый управляющий Бату, сообщая от его имени, чтобы мы поехали к императору Куйюку, в их собственную землю, оставив некоторых из наших в той надежде, что их отошлют обратно к Господину Папе. Мы дали им для вручения ему грамоту о всех наших деяниях, но, когда они вернулись к Мауци, их там удержали до нашего возвращения. Мы же в день Воскресения Господня, отслужив обедню и совершив кое-какую трапезу, удалились вместе с двумя татарами, которые были приставлены к нам у Коренцы, с горькими слезами, не зная, едем ли мы на смерть или жизнь. Мы были, однако, так слабы, что с трудом могли ехать: в течение всей той Четыредесятницы – равно как и в другие постные дни – пищей нашей служило только пшено с водою и солью, и у нас не было что пить, кроме снега, растаявшего в котле.

14. С севера же к Комании, непосредственно за Руссией, мордвинами и билерами, то есть великой Булгарией, прилегают баскарты, то есть Великая Венгрия; за баскартами паросситы и самогеды, за самогедами те, кто, как говорят, имеет собачье лицо, на берегах Океана в пустынях. С юга же к Комании прилегают аланы, чиркассы, хазары (Gazaros), Греция и Константинополь, также земля иберов, кахи, брутахии, которые слывут иудеями – они бреют голову, – также земля цикков, георгианов и арменов и земля турков. А с запада прилегают Венгрия и Руссия. И вышеупомянутая земля очень велика и длинна. Мы проехали через нее наивозможно быстро, так как всякий день, по пяти или семи раз на дню, у нас бывали свежие лошади, за исключением того времени, когда мы ехали по пустыням, как сказано выше, и тогда мы получали лошадей лучших и более крепких, могущих выдержать непрерывный труд, именно с начала Четыредесятницы и кончая неделей после Пасхи. Этих команов перебили татары. Некоторые даже убежали от их лица, а другие обращены ими в рабство; однако весьма многие из бежавших возвращаются к ним.

15. После этого мы въехали в землю кангитов, в которой в очень многих местах ощущается сильная скудость в воде, даже и население ее немногочисленно из-за недостатка в воде. Поэтому люди князя Русского, Ярослава, ехавшие к нему, в татарскую землю, в большом количестве умерли в этой пустыне. В этой земле, а также в Комании мы нашли многочисленные головы и кости мертвых людей, лежащие на земле подобно навозу; через эту землю мы ехали, начиная с восьмого дня после Пасхи и почти до Вознесения (17 мая) Господа Нашего. Эти люди были язычники, и как команы, так и кангиты не обрабатывали земли, а питались только скотом; они не строили также домов, а помещались в шатрах. Их также истребили татары и живут в их земле, а те, кто остался, обращены ими в рабов.

16. Из земли кангитов въехали в землю биссерминов. Эти люди говорили и доселе еще говорят команским языком, а закона держатся сарацинского. В этой земле мы нашли бесчисленные истребленные города, разрушенные крепости и много опустошенных селений. В этой земле есть одна большая река, имя которой нам неизвестно; на ней стоит некий город, именуемый Янкинт (Janckint), другой по имени Бархин и третий, именуемый Орнас, и очень много иных, имена которых нам неизвестны. У этой земли был владыка, которого звали Алтисолданус; он был умерщвлен татарами вместе со всем своим потомством; собственное имя его нам неизвестно. А в земле этой существуют величайшие горы; с юга же прилегают к ней Иерусалим, Балдах и вся земля сарацин; по близости их границ живут два вождя – родные братья Бурин и Кадан; с севера же прилегает к ней часть земли черных китаев и океан. Там пребывает Сыбан, брат Бату. Через эту землю мы ехали от праздника Вознесения и кончая почти неделей до праздника блаженного Иоанна Крестителя.»

Комментарий:

Большая река – Сырдарья. Итак с 4 февраля до 17 мая Карпини «едет» от Киева до комании которая лежит на пути раньше русла Сырдарьи.

Карпини:

«17. Затем мы въехали в землю черных китаев, в которой татары построили сызнова только один город, по имени Омыл. Император построил здесь дом, в который мы приглашены были выпить, и тот, кто был там со стороны императора, заставил плясать пред нами старейшин города, а также двух своих сыновей. Выехав оттуда, мы нашли некое море, не очень большое, имя которого, так как мы не спросили о нем, нам неизвестно. На берегу же этого моря существует некая небольшая гора, в которой, как говорят, имеется некоторое отверстие, откуда зимою выходят столь сильные бури с ветрами, что люди едва и с большою опасностью могут проходить мимо. Летом же там слышен всегда шум ветров, но, как передавали нам жители, он выходит из отверстия слегка. По берегам этого моря мы ехали довольно много дней; это море имеет довольно много островков, и мы оставили его с левой стороны. Земля же изобилует многими реками, но небольшими; на берегах рек с той и другой стороны стоят леса, но не обширные. В этой земле живет Орду, старший над Бату; мало того, он древнее всех князей татарских; там имеется также орда, или двор, его отца, в котором живет управляющая им одна из его жен. Ибо у татар существует такой обычай, что дворов князей и вельмож они не разрушают, а всегда назначают для управления ими каких-нибудь женщин и им отдают часть подарков, как обычно давали их владыкам. После этого мы приехали к первой орде императора, в которой была одна из его жен; и так как мы еще не видали императора, то они не захотели нас пригласить и допустить к его орде, но устроили нам в нашем шатре очень хорошее, по обычаю татар, угощение и удержали нас там на один день, чтобы дать нам возможность отдохнуть.»

Комментарий:

Некое небольшое море - считается озеро Алакуль.

Карпини:

«18. Выехав отсюда в канун дня, посвященного блаженному Петру, мы попали в землю найманов; они язычники. В день же апостолов Петра и Павла (29 июня) там выпал глубокий снег, и мы ощутили сильнейший холод. Эта земля чрезмерно гориста и холодна, а ровных мест там немного. (И эти два народа не занимались земледелием, но, подобно татарам, жили в шатрах; татары также их уничтожили.) Через эту страну мы ехали много дней."

Комментарий:

Заметим как «ускоряется» Карпини. 4 февраля – 17 мая от Киева еще не доехал до Сырдарьи, а к 29 июня уже на границе современной Монголии.

Карпини:


«19. Затем мы въехали в страну монгалов, именуемых нами татарами. Как мы полагаем, мы ехали через эту землю три недели быстрого пути, а в день блаженной Марии Магдалины (22 июля) приехали к Куйюку, нынешнему императору. По всей этой дороге мы продвигались с великой поспешностью, потому что нашим татарам было приказано быстро отвезти нас на торжественное заседание, назначенное уже несколько лет тому назад для избрания императора, чтобы мы имели возможность при сем присутствовать. Поэтому мы вставали рано утром и ехали до ночи без еды; и очень часто приезжали так поздно, что не ели и ночью, а то, что мы должны были есть вечером, нам давалось ранним утром, и мы ехали, как только могли скакать лошади. Ибо лошадей отнюдь не щадили, так как очень часто днем мы видели свежих лошадей, и, как сказано выше, те, которые валились, возвращались обратно. И таким образом мы ехали быстро без всякого перерыва.»

Комментарий:

Итак, официальная версия считает, что Карпини с 4 февраля до 22 июля едет из Киева в Монголию. Получается 5,5 месяцев, но как объяснить странное ускорение в середине пути?

Посмотрим описание обратной дороги. Может там найдем разгадку!

Карпини:

«На третий день после этого, именно в праздник блаженного Бриция (13 ноября), нам дали отпуск и грамоту, запечатанную печатью императора, и послали нас к матери императора; она дала каждому из нас лисью шубу, шерстью наружу и изнутри подбитую ватой, а также пурпур; из него наши татары украли пядень от каждого куска, а от того, что дали служителю, украли добрую половину. Это от нас не укрылось, но мы не пожелали вступать в пререкания по такому поводу.


§ III. О пути, который мы совершили при возвращении

1. Тогда мы направились в обратный путь и проехали всю зиму, причем нам приходилось часто спать на снегу в пустынях, где не было дерев, а ровное поле; иногда только могли мы прорыть себе место ногою. И часто, когда ветер гнал снег, мы оказывались совершенно покрытыми им. И таким образом к Вознесению Господню (9 мая) приехали мы к Бату, у которого спросили, что ответить Господину Папе. Он ответил, что не желает ничего поручать, кроме того, что написал император; все же он прибавил, чтобы мы тщательно передали Господину Папе и другим владыкам о том, что написал император. И, получив проезжую грамоту, мы удалились от него и добрались до Мауци в субботу после Троицыной недели; там были наши товарищи и служители, которые были задержаны; мы заставили привести их к себе обратно. И оттуда мы поехали к Коренце, который также снова попросил у нас даров, а мы не дали, потому что у нас не было; он дал нам двух команов, бывших из числа татар, до русского города Киева. Однако наш татарин не покинул нас, пока мы не выехали с последней заставы татар. Те же, другие, приставленные к нам Коренцей, в шесть дней довезли нас от последней заставы до Киева.

2. Приехали же мы туда за пятнадцать дней до праздника блаженного Иоанна Крестителя (9 июня). Киевляне же, узнав о нашем прибытии, все радостно вышли нам навстречу, именно они поздравляли нас, как будто мы восстали от мертвых; так принимали нас по всей Руссии, Польше и Богемии. Даниил и Василько, брат его, устроили нам большой пир и продержали нас против нашей воли дней с восемь. Тем временем они совещались между собою, с епископами и другими достойными уважения людьми о том, о чем мы говорили с ними, когда ехали к татарам, и единодушно ответили нам, говоря, что желают иметь Господина Папу своим преимущественным господином и отцом, а святую Римскую Церковь владычицей и учительницей, причем подтвердили все то, о чем раньше сообщали по этому поводу чрез своего аббата, и послали также с нами касательно этого к Господину Папе свою грамоту и послов.»

Комментарий:

Довольно скудно…. Как бы не были закалены католические монахи того времени, представьте людей спящих в пустыне в снегу и без костра. Или они запас дров везли?

Сравним данные о времени пути: 13 ноября-9 июня =209 дней,  4 февраля-22 июля=177 дней. Разница в месяц довольно хорошо согласуется с тем, что обратный путь происходил зимой. НО! Он приходится на путь от Бату, до Киева. Мы сталкиваемся опять с резким снижением скорости при приближении к Киеву. Кстати если месяц этот отбросить, то получим странное равенство времени пути 178 и 177 дней. При пути в Монголию от Киева до бату ровно 2 месяца (4 февраля – 4 апреля) на обратном ровно 1 ( 9 мая – 9 июня). Все это наводит на мысль искусственной придумки дат для путешествия. Сидит Карпини за столом и придумывает, сколько по времени должно было занять путешествие. Конечно, наслышан он о странах востока, да и ездил в Польшу и в Киев, но не дальше!

Самым интересным является финал произведения Карпини:

«Просим всех, кто читает вышесказанное, чтобы они ничего не изменяли и не прибавляли, так как мы, в предшествии истины, написали все, что видели или слышали от других, кого считали достойными доверия, ничего не прибавляя с умыслом, чему Бог свидетель. Но так как те, через землю которых мы проезжали, живущие в Польше, Богемии, Тевтонии, Леодии и Кампании, имели желание прочитать написанную историю, то они списали ее раньше, чем она была закончена и вполне выправлена, потому что у нас еще не было времени, чтобы иметь возможность вполне закончить ее на досуге. Отсюда да не удивляется никто, что она гораздо подробнее и лучше исправлена, чем та, потому что эту, получив малейшую возможность досуга, мы вполне исправили и завершили то, что еще не было выполнено.»

Видимо, в те времена в Европе ходило множество рассказов реальных путешественников, каждый из которых старался приукрасить свои приключения. Их и скомпилировал Карпини по заказу Папы католиков. Этим объясняются и параллели с рассказом Гильома де Рубрука.  


  

comments powered by Disqus

Главная

Часть 1. Что найдено в первоисточниках про великих монголов.

  1. "Путешествие в восточные страны" География пути Гильома де Рубрука.

  2. «Путешествие Джованни Дель Плано Карпини» География пути.

    1. «Путешествие Джованни Дель Плано Карпини». Описание татаро-монголов (или как там их правильно называть).
  3. «Книга о разнообразии мира». География путешествий Марко Поло.

  4. Византийские источники о татаро-монголах.

    1. Григора Никифор «Римская история» (о монголах?)

Здесь может быть ваша реклама

ВСПОМНИТЬ ВСЕ!!!

ФОРУМ

Вспомнить всё
Loading